Главная » Статьи » Мои статьи

ПО ПРОФЕССИИ — ВОЕННЫЙ ХИРУРГ

   Мои родители были медработниками: папа, Леонид Иванович Кузнецов (на снимке),  — врачом, а мама, Анна Антоновна Редько, — фельдшером. Сейчас, когда их уже давно нет в живых, я упрекаю себя за то, что как следует не расспросила их, где и как они воевали, хотя что-то они рассказывали, а отец даже хотел заняться своими военными мемуарами, потому что ему было что вспомнить.

 

 

   Смоленск, где в медицинском институте учился отец, немцы начали бомбить практически на второй день войны, поэтому решение об эвакуации принималось очень быстро. Институт планировали  эвакуировать в Самарканд. К тому времени отец уже учился на четвертом курсе. Студентам поручили грузить в товарные вагоны оборудование лечебного факультета.
   Потом он вспоминал долгую дорогу до Узбекистана. Год учебы в Самарканде, где кроме замечательных дынь, никакой другой приемлемой пищи не было, и фронт. Молодому лейтенанту предстояло служить в летной части, правда, раненых среди летчиков было мало, все больше погибших... Поэтому через некоторое время отец попросил  перевести его в какой-нибудь прифронтовой госпиталь, ведь он учился на хирурга. Просьбу выполнили. И начались бессонные ночи за операционным столом. Он часто вспоминал своих «летунов», особенно летчиков эскадрильи «Нормандия-Неман», которые дислоцировались неподалеку от их летной части. Французы летали на наших самолетах и были настолько бесстрашны, что никто не мог подумать, что это иностранцы — так яростно бились с фашистскими асами.
   И вот наступил сентябрь 1943 года. Войска Брянского фронта начали большую операцию по освобождению Брянска. Отец вспоминал, как наши входили в город. Он кинулся искать мать и сестру, которые, вернувшись из партизанского отряда, прятались у родственников. Нашел их в доме по улице Калинина, рядом с заводом «Арсенал» у родной сестры матери. Этот дом до сих пор стоит. Немцы, когда отступали, собирались разбомбить завод, наверняка, уничтожили бы и дом, но у них ничего не получилось.
   Война откатилась на запад. С победным шествием наших войск  раненых меньше не становилось, погибших тоже... Даже после победы  в госпиталях пока не было свободных мест. Правда, хирурги больше не  падали с ног от усталости после бессонных ночей.
 

 

Л.И. Кузнецов проводит операцию во время военно-полевых учений

 

Госпиталь, где работал мой отец, находился в Эрфурте — живописном уютном уголке Германии. В 1946 году стали расформировывать госпитали и отправлять военных хирургов домой. Отец получил назначение в Одесский окружной госпиталь. Молодой и талантливый, прошедший огромную практику военно-полевой хирургии, он был очень кстати в госпитале. Кроме того, отец был удивительным диагностом, определял диагноз у больного простой пальпацией, ведь тогда еще не было ни МРТ, ни УЗИ.
   Приблизительно в это же время туда прибыл командовать опальный герой войны Георгий Константинович Жуков. Может быть, я и не упоминала бы это, но отец говорил об этом часто, потому что Жуков в какое-то время оказался без своего лечащего врача, и встал вопрос: кто будет делать инъекции командующему? Главному врачу, вроде бы, неудобно, другие врачи так трепетали перед именем героя, что вряд ли справились бы. Решили послать молодого врача: если сделает что-то неправильно, так и наказать не жалко, потому как он новенький. Но все прошло как надо. Жуков остался доволен, а отцу эта встреча запомнилась на всю жизнь.
   Уже 71 год прошел с тех пор, как закончилась война, но практически в каждой семье есть свой герой, память о котором хранят и чтут потомки.


И. КУЗНЕЦОВА
Фото из архива семьи Кузнецовых

 

Категория: Мои статьи | Добавил: газета (06.05.2016)
Просмотров: 275 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar