Главная » Статьи » Мои статьи

НЕУТОМИМЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

 

   Это рассказ об одном из известных филологов Брянщины, жившем на рубеже XIX — XX веков и внесшим неоценимый вклад в развитие исторической филологии нашей области, а также Белоруссии — Павле Андреевиче Расторгуеве (на снимке). 18 июня исполнилось 135 лет со дня его рождения. Павел Андреевич Расторгуев  родился в 1881 году в городе Стародубе Черниговской губернии в семье  бухгалтера казначейства. Кроме Павла было еще семеро детей. В доме была большая библиотека, особенно с древнерусской литературой.

 

 

Интерес к говорам

  

   В годы учебы в Стародубском двухклассном училище Павел проявил большие способности по всем предметам,  особенно по родному языку. Успешно окончив училище, он в 1898 году блестяще сдал вступительные экзамены в Глуховский учительский институт, по окончании  которого в 1901 году стал работать учителем в Стародубском училище.

 В 1903 году Павел становится студентом историко-филологического факультета Московского университета,

Окончив его в 1908 году, Павел Расторгуев был по предложению профессора Р.Ф. Брандта оставлен при университете на кафедре славянской филологии, для подготовки к профессорскому званию. При этом  он параллельно преподавал в средних учебных заведениях г. Москвы. А когда профессор Р.Ф. Брандт ушёл в отставку, он стал готовиться к  экзаменам под руководством  знаменитого русского лингвиста Александра Александровича Шахматова.

   В течение 1915 — 1916 гг. П.А. Расторгуев сдаёт экзамены на степень магистра русского языка и словесности.  В марте 1917 года его избирают на должность приват-доцента исторического факультета Московского университета. В это время он начинает изучать говоры Смоленской губернии и северных уездов бывшей Черниговской губернии: Новозыбковского, Мглинского, Суражского, Стародубского.

   В это время в России начались революционные события. 11 июля 1918 года в Москве открывается культурно-просветительский отдел Белорусского национального комиссариата, куда П.А. Расторгуева пригласили читать курс по белорусскому языку. В результате этой работы вскоре вышла первая его книга «Белорусская речь, в её современном и прошлом состоянии».

   С 1921 П.А. Расторгуев работает в вузах Москвы преподавателем словесности. В 1923 году ему присвоили звание профессора.

   В 1925 — 1927 годах профессор Расторгуев в своей работе особое внимание уделяет исследованию говоров Гомельской и Смоленской областей. Он был первым ученым, начавшим диалектологическую работу в Белоруссии.

   Результаты его исследований нашли свое воплощение в труде «Говоры восточных уездов Гомельской губернии в их современном состоянии». В этой книге автором подробно рассматриваются фонетические и морфологические особенности говоров Новозыбковского и отчасти Мглинского, Стародубского и Суражского уездов.

   В этот период П.А. Росторгуев публикует статьи «К вопросу о ляшских чертах в белорусской фонетике», «К характеристике говора Стародубского полка XVIII века» и пишет рецензии-обзоры по украинскому языкознанию.

 

 

Без поражения в правах

 

   В конце 1933 года в СССР начались аресты филологов-славистов. Так в г. Москва 8 февраля 1934 года  были арестованы М.Н. Сперанский, Г.А. Ильинский, А.М. Селищев, В.Ф. Ржига, И.Г. Голанов, В.Н. Сидоров, Ю.М. Соколов, А.Н. Павлович, Н.И. Кравцов и П.А. Расторгуев. В результате коллективных усилий НКВД и НГБ было сфабриковано так называемое «дело Сперанского». Суть его состояла в следующем: организационно группа Сперанского была подчинена венскому центру, во главе которого стоял белоэмигрант князь Н.С. Трубецкой. Функцию координатора московского и венского центров по разработанной схеме выполнял Н.Н. Дурново, который в середине 20-х годов находился в длительной заграничной командировке. Была учтена одна важная деталь:  сын Дурново был женат на племяннице Трубецкого. В ходе следствия не только ковались новые факты, но и сочинялись биографии. Н.Н. Дурново был объявлен сыном известного реакционного государственного деятеля эпохи Александра II и Александра III. От этого, однако, в дальнейшем пришлось отказаться, так как старые москвичи хорошо знали, что отец Дурново был скромным преподавателем гимназии. В результате по постановлению Коллегии ОПГУ от 29 марта по статьям 58 часть 10, 58 часть 11 П.А. Расторгуев был выслан в Карагандинский исправительно-трудовой лагерь на 5 лет. С зачетом 516 рабочих дней он досрочно был освобожден из лагеря 2-го сентября 1937 года. При этом поражения в правах не имел и мог заниматься преподавательской деятельностью, избирать и быть избранным.

 

 

В годы оккупации

  

К этому времени ему разрешили покинуть Караганду, но путь в Москву был закрыт, и он два года прожил у сестры в Клинцах.

   В 1938 году ему разрешили преподавать курс старославянского языка и диалектологии, и с 1 сентября 1938 года он был зачислен в звании профессора по кафедре русского языка с заведыванием кафедрой в Новозыбковский государственный учительский институт.

   29 марта 1941 года Высшей Аттестационной Комиссией  Союзного Комитета по делам Высшей школы ему присуждена степень доктора филологических наук без защиты диссертации. Положительные отзывы о научных трудах, способствовавшие присвоению данной степени, дали член Академии наук СССР Сергей Петрович Обнорский и профессор Григорий Осипович Винокур.

   22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Вскоре Новозыбков стал прифронтовым городом, и возникла угроза срыва выпускных экзаменов. Но государственная комиссия под председательством профессора П.А. Расторгуева заседала по 10-12 часов, и все выпускники 1941 года смогли получить аттестаты об окончании вуза. Потом произошло то, о чем нельзя говорить без содрогания: в город вступили оккупационные войска.

   Вот что вспоминает об этом времени Надежда Дмитриевна Расторгуева, жена Павла Андреевича «… Павлу Андреевичу исполнилось уже 60 лет, по состоянию здоровья он не мог эвакуироваться, и это едва не стоило ему жизни. Когда немцы ворвались в Новозыбков, они стали шарить по дворам и, увидев Павла Андреевича, решили, что он еврей. Офицер уже было потянул с собой профессора с криком «Юде», но заступились соседи и сумели доказать, что он не еврей. Профессора несколько раз вызывали в городскую управу. Сначала предложили возглавить городской отдел народного образования. Он отказался, сославшись на больное сердце. Тогда предложили стать переводчиком – отказался, ссылаясь на плохое состояние здоровья. Жить в бездействии было очень тяжело. Надо было думать, что делать дальше. Выход подсказало наличие большого материала по местным говорам. Павел Андреевич занялся систематизацией их для книги «Некоторые говоры западной Брянщины». Эта работа была единственной отрадой для профессора». 

   За время оккупации города немецкие власти пытались заставить профессора П.А. Расторгуева работать на имидж оккупационных войск. Для чего предлагали ему занять место заведующего курсами немецкого языка по программе средней школы при «отделе народного просвещения». Вот как об этом и дальнейшей судьбе Павла Андреевича написано в небольшом историко-краеведческом исследовании новозыбковским краеведом А.Г. Кублицким: «Терпение оккупантов иссякло. В октябре 1942 года… Павла Андреевича вызвали к бургомистру. В кабинете присутствовал офицер комендатуры. Профессору напомнили о его выступлении на страницах местной газеты «Ударник» и тут же положили перед ним газету со статьёй «Интеллигенция всегда впереди». Не замедлили напомнить о его активной общественной работе при Советах и отказе сотрудничества с немцами. В конце беседы предупредили, что если не выйдет на работу в кратчайший срок, то будет арестован. Скидка на болезнь и престарелый возраст в расчёт не принималась».

 

 

Основатель лингвистической школы

  

«С приходом Советской Армии, — пишет А.Г. Кублицкий, — Павел Андреевич корректировал первый номер местной газеты «Ударник», принял деятельное участие в восстановлении Новозыбковского пединститута и до самой смерти преподавал в нем. Одновременно с этим он готовил аспирантов по словесности из числа преподавателей пединститута и учебных заведений Минска. Они к нему приезжали за консультациями. В присутствии видных белорусских ученых в нашем доме П.А. Расторгуев принимал кандидатские экзамены. Сам он в последние годы ввиду обострившейся болезни сердца уже никуда выезжать не мог…».

   За время работы в Новозыбковском педагогическом институте Павлом Андреевичем была создана лингвистическая школа, которая надолго определила в вузе атмосферу творческого поиска, позволила его ученикам и ученикам его учеников успешно окончить аспирантуры у ведущих лингвистов в Москве и Ленинграде. Все, кто с ним работал, очень тепло отзываются о Павле Андреевиче.

   В 1947 году Павел Андреевич был зачислен на должность старшего сотрудника Института литературы, языка и искусства АН БССР и уже через год он составил проект «Программы собирания сведений для составления диалектологического атласа белорусского языка».

   Всего   научных работ, посвященных вопросам белорусского языка, Павлом  Андреевичем было опубликовано около двадцати. Связаны они с исследованиями всех белорусских говоров в их историческом и современном состоянии, с исследованием белорусского литературного языка на различных этапах его развития. Неслучайно  именно Академия наук Белорусской республики после смерти ученого, через 14 лет, издала «Словарь народных говоров Западной Брянщины», над составлением которого Павел Андреевич работал на протяжении всей жизни. В этом значительном труде отражен  ценнейший материал, связанный с историей словарного состава Западных районов Брянской области. Зафиксированы типичные лексические, грамматические и фонетические черты речи местных жителей.

   Умер П.А. Расторгуев   21 марта 1959 году  в городе Новозыбкове и похоронен на городском кладбище. 

   Труды П.А. Расторгуева являются ценным пособием для тех, кто изучает восточные славянские языки и интересуется вопросами русской словесности.

 

Евгений СВИСТОВ

г. Новозыбков

Категория: Мои статьи | Добавил: газета (10.08.2016)
Просмотров: 618 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar